Меню
16+

«Сельская новь», общественно-политическая газета Талицкого городского округа

14.02.2019 10:42 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 7 от 14.02.2019 г.

Погиб на работе

Автор: Анна Андреева

Как такое могло произойти? Неужели несчастный случай?

Стечение обстоятельств? Обычная человеческая халатность и разгильдяйство?

1 млн. 800 тысяч рублей выплатили ОАО «РЖД» и страховая компания талицкой семье погибшего железнодорожника – вдове и сыновьям. Наивная уловка не помогла ж/д отвертеться от законных выплат.

В ноябре 2017 года на производственной базе ПМС Свердловской дирекции по ремонту пути филиала ОАО «РЖД» произошел несчастный случай. В момент загрузки погрузчика на платформу, Виктора (имя изменено – ред.) прижало техникой, в результате он получил травмы, несовместимые с жизнью. За сухими строчками решения Талицкого районного суда – трагедия. Семья потеряла мужа и отца. У Виктора более 26 лет стажа работы на железной дороге. Как такое могло произойти? Неужели несчастный случай? Стечение обстоятельств? Обычная человеческая халатность и разгильдяйство? Что стало причиной трагедии?

Ноябрьским утром 2017 года водитель погрузчика Федор (имя изменено – ред.) производил погрузку щебеночного балласта и угля на стрелочный поезд. Загрузившись, он последовал на специально оборудованную платформу. В момент загрузки на платформу Виктор оказался между погрузчиком и крепежной штангой устройства для спуска автотракторной техники. Его зажало механизмами и он погиб прямо на рабочем месте.

Гибель людей, да еще на производстве, это повод не только для расследований правоохранительных органов. Подключаются профильные службы и собственные подразделения. Так, например, было установлено, что Федор – водитель погрузчика, в момент несчастного случая находился в состоянии легкого опьянения. 0,84 мг/л — согласно акта медицинского освидетельствования. Простыми словами, выпил примерно 150 граммов водки, ну, или других напитков в этом перерасчете. Суд признал его виновным и приговорил к условному сроку. Предрейсовый медосмотр водитель не проходил, а ежегодный техосмотр погрузчика не проводился, следовательно, техническое состояние машины не проверялось. На основании этих заключений, кого-то, возможно, из руководящих сотрудников уволили с работы или просто лишили премии…

Но не эти моменты не давали семье покоя. РЖД, проведя собственное расследование, попытались отвертеться от причастности к несчастью. А именно, судя по заключению, Виктор в этот день должен был быть на отгуле. Что он делал на территории ж/д вообще не понятно! В подтверждение этому было представлено заявление от имени Виктора, но… написанное не им. Конечно, родных погибшего это не могло не возмутить. Во-первых, повода для отгула не было. А во-вторых, почерк чужой, а тем более подпись. Родственники посчитали, что заявление написано кем-то из работников ПМС-170 после смерти Виктора и по просьбе руководящих работников для того, чтобы уйти от ответственности. Ведь комиссия РЖД квалифицировала несчастный случай, указав, что он произошел не в рабочее время и не на рабочем месте, т.к. погибший находился на отдыхе. Ведь одно дело, если погиб просто на территории ж/д и совсем другое, если на рабочем месте. Ответственность разная. Но карты сложились не в пользу РЖД: доводы корпоративных юристов были полностью опровергнуты в суде. Так, например, выяснилось, что заявление на отгул за Виктора и, якобы по его просьбе, написано кем-то другим. А приказа о предоставлении дня отдыха вообще не существует, как нет доказательств издания этого приказа и ознакомления с ним Виктора. Более того, в момент гибели железнодорожник был одет в специальные обувь и одежду, в дневное время, в рабочие часы, выполнял работу для работодателя. Родные погибшего обратились в суд с иском, с целью признать акт комиссии по охране труда о расследовании несчастного случая незаконным. Иными словами, они решили доказать, что Виктор погиб на производстве.

В поддержку родных высказались и эксперты. Так, например, ГУ Свердловского регионального отделения «Фонд социального страхования РФ» указало, что иск родных к РЖД является обоснованным. Прокурор полагал, что иск подлежит удовлетворению. Госинспекция труда провела дополнительное расследование. В результате эксперт составил заключение о том, что гибель Виктора подлежит квалифицировать как несчастный случай на производстве.

- Виктор, находясь в трудовых отношениях с ответчиком ОАО «РЖД», при выполнении трудовых функций, был смертельно травмирован источником повышенной опасности: механизмами, которые принадлежат РЖД. Конечно, деятельность, связанная с использованием источника повышенной опасности, создает риск для окружающих, но и обязывает к ответственности владельцев. При расследовании несчастного случая было установлено, что причина – неудовлетворительная организация производства работ, определены ответственные лица, а в действиях погибшего нарушений требований охраны труды не установлено, — комментирует Ольга Чернышова, юрист, представитель семьи погибшего в суде.

По решению Талицкого районного суда родным погибшего – вдове и двум сыновьям — ОАО «РЖД» выплатило 1,5 млн. рублей в качестве компенсации морального вреда. Страховая компания в качестве страховой суммы заплатила 300 000 рублей. Акт комиссии по охране труда о расследовании несчастного случая РЖД признан незаконным. А саму гибель Виктора суд признал, как несчастный случай на производстве.

Почти год семья погибшего доказывала в суде то, что Виктор погиб на рабочем месте. Почти год ОАО «РЖД» пыталось убедить суд в обратном. Противостояние талицкой семьи с компанией федерального масштаба, имеющего под рукой штат юристов, закончилось. Такая наивная уловка с заявлением погибшего о предоставлении отгула, написанным чужой рукой, не прошла. Но кто-то готов сдаться на полпути и согласится с выводами «экспертов», а кто-то может пойти до конца с ощущением чувства выполненного долга. Но только жаль, что это все равно не вернет человека...

ИМЕЙТЕ В ВИДУ, ЧТО

Несчастный случай на производстве, согласно законодательства, — это событие, в результате которого получено увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах как на его территории, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном работодателем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя), либо по соглашению сторон трудового договора), и которое повлекло необходимость перевода работника на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности, либо его смерть.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

66