Меню
16+

«Сельская новь», общественно-политическая газета Талицкого городского округа

30.07.2020 19:27 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 31 от 30.07.2020 г.

Защитите меня от... мамы!

Автор: Анна Андреева

«Мне негде жить, мама снова выгнала меня из дома на улицу...» - девочка Оля из села Вновь-Юрмытского две недели одна жила в избушке или у знакомых. Но люди, защищающие интересы ребенка, решили, что ей лучше остаться с матерью, которую несколько раз судили за истязание ребенка и неисполнение родительских обязанностей...

«Две недели назад мать выгнала дочь из дома, ребенок жил в избушке, а я не могла добиться, чтобы ее определили в реабилитационный центр…».

Весной в нашей стране бурно обсуждали поправки в Конституцию РФ. Развели дискуссию по поводу детства: долго и на полном серьезе, на самом высшем уровне, с привлечением экспертов-профессионалов определялись, кем же дети являются для нашего государства. Сначала хотели указать, что они — это важнейшая ценность России. После споров остановились на варианте: дети — это достояние Российской Федерации, но в итоге приняли формулировку, гласящую, что они являются приоритетом государственной политики России. Поправки в основной закон приняты уже почти как месяц. Народ согласился, что дети – это самое главное, что есть в принципе, и не важно, кто они для государства – ценность, достояние или приоритет.

И вот представьте, что на этом фоне, когда все и на всех уровнях бла-бла-бла о детских приоритетах, в далеком селе Вновь-Юрмытском, в заброшенной избушке живет девочка Оля (имя изменено редакцией). Живет одна, совсем одна…

- Мне жить негде, мама снова выгнала меня из дома на улицу…

В субботу вечером с такими словами Оля пришла домой к начальнику Вновь-Юрмытской управы Екатерине Изюровой. Екатерина Михайловна такому повороту не удивилась. Уже много лет семья девочки, если так можно назвать ребенка с матерью и ее бесконечно меняющихся сожителей, находится под надзором не только органов профилактики, но и всех односельчан. Периодически, от запоев к запоям матери, ребенок живет то в реабилитационном центре, то у знакомых. Даже родная бабушка, если и принимает внучку, то не более чем на одну ночевку. Ребенок у этой женщины единственный, и она, по сути, всю свою сознательную жизнь не знала, что такое любящая и заботливая семья. А после реабилитационного центра просилась обратно в госучреждение, ведь идти-то некуда — от слова совсем. Но вот этим летом Оля, оказавшись в очередной раз на улице, поселилась в избушке, которую прикупил сын очередного сожителя матери. Девчушка, по словам сельчан, отмыла жилье, побелила стены, в общем, навела порядок. Но мать с матерками выгнала ее и оттуда. Выгнала в никуда. Здесь оговоримся, что Оле едва исполнилось 14 лет и она уже знает, что такое вставать в 5 утра и зарабатывать себе на еду, она уже поняла, как выживать, если никому не нужна. Вопрос только в том, насколько у ребенка хватит физических сил и моральных? Если рядом совсем нет близких людей, готовых прийти на помощь и поддержать, если для самых родных мамы и бабушки ее просто нет? А вот тут мы и вернемся опять же к нашей Конституции, когда по смыслу основного закона, если дети становятся ненужными своим родителям, то заботу о них берет государство, ведь для него они с 1 июля уже «в приоритете».

- В первую очередь об этой ситуации я сообщила специалисту реабилитационного центра по нашей территории Ильиных А.Г., которая доложила об этом своему руководству и перезвонила мне, сказав, что девочку не могут взять в Центр без теста на Ковид, и вообще учреждение переполнено. Поэтому я набрала «02», — рассказывает Екатерина Изюрова, начальник В-Юрмытской управы. – И сказала, что ко мне пришел ребенок, девочку мать выгнала на улицу и жить ей негде. Приехала опергруппа, в составе которой представители ПДН. Приехали довольно быстро. Михайлова М.В. из ПДН сразу сказала, что составит протокол, а девочку из семьи изымать не будет, так как они этим не занимаются, пусть едет опека. В итоге был составлен протокол на мать, а ребенка оставили под расписку маме, которая регулярно выгоняет ее из дома. Первую ночь девочка ночевала у тети, к которой мать приходила с громкими разборками, а на завтра, чтобы оградить тетю от претензий, Оля уехала к знакомым, которые приютили ее на следующую ночь. Представьте, что на моей территории то у знакомых, то в избушке живет девочка, которую мать выгнала из дома, она же реально находится в опасной для жизни ситуации. Но никто не хочет предпринимать меры! После нескольких безрезультативных звонков я обратилась к вышестоящему руководству, и процесс пошел. Быстро нашлось место в реабилитационном центре Алапаевска, где ребенок сейчас и находится. Мы с Олей на связи каждый день: я звоню, узнаю, как у нее дела, стараюсь поддержать морально.

Екатерина Изюрова, пожалуй, одна из немногих, на чьи звонки Оля отвечает и в принципе доверяет, иначе бы не пришла к ней тем субботним вечером. А вот те, кто должен был защитить девочку, увезти подальше от нерадивой мамаши, по сути, вернули ее обратно в эту опасную клоаку, заручившись росписью «законного представителя». Здесь будет уместным сказать, что мать ребенка в 2009 году осуждена по ст. 117 ч. 1 УК РФ, а в 2015-м — по ст. 117 ч. 2 и ст. 156 УК РФ и приговорена к 3 годам лишения свободы условно. В этом же 2015-м ее приговорили к обязательным работам на 260 часов. И вот в 2019-м году женщину снова осудили по двум статьям: ст. 117 ч. 2 и ст. 156 УК РФ. Приговор: 3 года 6 месяцев условно с испытательным сроком 2 года. Обратим внимание, что ст. 117 ч. 2 УК РФ – истязание несовершеннолетнего ребенка, а ст. 156 УК РФ — неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем. Я не знаю почему эта женщина все еще на свободе? Меня волнует главный вопрос – почему ребенок все еще находится рядом с такой мамой? Почему ее не лишают родительских прав, а ограничиваются всего лишь протоколами и штрафами, которые, по информации главы Вновь-Юрмытской управы Екатерины Изюровой, выписывались многократно. Неужели избить ребенка и выгнать его из дома на улицу – это не одно и то же? Ну, да, не рукоприкладство, ну, поругались, можно даже списать на переходный возраст, удариться в подростковую психологию и прочее. Но ведь это происходит годами в этой семье, которая стоит на «галочке» и, скорее всего, во всех профилактических службах. Но вы знаете, в этой конкретной ситуации, во всем оказался виноват коронавирус! В одном случае органы профилактики из-за ковида не выезжали в семью, в другом – не определили в реабилитационный центр из-за карантина в тот момент, когда было жизненно необходимо. Не удивлюсь, если у многих сейчас найдется масса причин для оправдания, возможно, даже всяческих актов и прочих документов, некоторые будут возмущены недооценкой проделанной работы. Мы готовы выслушать все стороны, если им найдется что сказать в свою защиту. При этом еще раз напомню, что дети в нашем государстве почти целый месяц как в приоритете. Поэтому их здоровье, как физическое, так и психологическое, их безопасность – превыше всего.

Мне бы очень хотелось, чтобы эта история была исключением в практике защиты интересов детей, но периодически происходящие на территории ТГО случаи детских суицидов заставляют задуматься, так ли все хорошо в стоящих на учете в органах профилактики семьях, как это отражается в различных актах?

В понедельник, после того, как ситуация была предана огласке, Олю все-таки отправили в Алапаевск, в реабилитационный центр. Сегодня она пока находится в так называемом изоляторе, вероятно из-за того же пресловутого коронавируса. Пусть сейчас госучреждение вместо дома, но рядом нет пьяной орущей матери, нет невменяемых мужиков – сожителей мамаши, зато есть постель и еда. А с остальным, будем надеяться, эта девочка справится, ей не привыкать выживать в окружении равнодушия и нелюбви. Даже если ей придется из реабилитационного центра снова вернуться в свою «семью», как это бывало уже не однажды…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

84